1win - Букмекерская контора.

Feduk интервью для сайта afisha.ru

Feduk интервью для сайта afisha.ru
0

Просмотры: 332

Дата публикации: 2019-06-15


— Давай сразу вот о чем. Ты анонсировал «Стадиум».
— Да. 18 ноября.


— И это будет премьера нового альбома?
— Да.


— И в каком он сейчас состоянии?
— Пока это совершенно секретная информация. Потому что наработок очень много. Допиливаются и музло, и тексты.


— Стилистически ты понимаешь, что это будет?
— У этого стиля есть название, но с моим вокалом получается немного по-другому. В танцевальной музыке так принято, что есть хук или припев, каких-то пара эйров, междометий, криков или синтезированных эффектов, — и все. Танцевальный трек должен быть в принципе простым. У меня немного другая история. У меня в танцевальных треках есть и куплеты. Поэтому… Не знаю, как это назвать. Очень приятная музыка для лета.


— Прямая бочка?
— И прямая бочка, и хип-хопчик. И гитара будет. Не могу все-таки я в одном стиле все держать. Когда мне хочется олицетворить стиль музыки, который будет на новом альбоме, то у меня всплывает слово «Ибица». Не самый попсовый хаус с приятными вокализами или семплами, чтобы до глубины души пробирало.


— Все больше рэперов, как и ты, записываются под прямую бочку. Потому что это сейчас лучше всего заходит.
— Да, но у некоторых исполнителей есть то, что меня всегда даже подбешивало. Может быть очень прикольный мотив, но потом выскакивает словечко, которое разрушает все. Например, суперусложненное — штангенциркуль, траспондер, электростанция, кульминация.


— Как ты думаешь, когда слушателей затошнит от такого стиля?
— Уже тошнит! Людей это все очень быстро начинает подбешивать — один и тот же бит, ритм, структура. Построение трека сейчас становится у всех одинаковым.

 

— У любого рэпера есть история о том, как он долго пробивался.
— У меня не было цели пробиться. Я лежал на диване и думал: прикольно записать что-то, что стало бы популярным. Потом я начал работать — в общем-то, где попало. Это были какие-то странные конторы, где я сидел за компьютером, на телефоне. И однажды Леха Рожков — сейчас это мой директор, а тогда он снимал концерты и клипы, — Леха мне стал говорить: «Давай снимем нормальный клип, давай сделаем концерт, давай уходи с работы».


— То есть это он тебя растолкал?
— Да! Он сказал мне: «Если хочешь заниматься музыкой, тебе не нужна никакая работа. Попинаешь болт, а дальше от бездействия начнется движуха». Так и получилось. Мы сняли видеоприглашение на концерт, которое было лучше, чем все мои клипы на тот момент. Пошла реакция: прикольно, клево. Типа Федук жив. Потому что после «Околофутбола», после 12-го года, у меня пару лет был загас. Потом мы с Лехой сняли клип. На концерты начали приходить люди — сначала 300, потом 500, через какое-то время и 1000. И сейчас уже 3000, 3500.


— А в регионах сейчас сколько собираете?
— Ну 1000 человек. Какие-то заведения рассчитаны на меньшее количество. Где-то 600, где-то 1000, где-то вообще полторы. В Питере было 1500.
А еще по поводу этого пути рэперского, сложного, не сложного. Не скажу, что он был легкий. Но достаточно непринужденный. А это очень важно для меня. Все идет своим чередом, я не противоречу себе.


— Как твои родители реагировали на то, что ты работаешь не на самых перспективных работах и то ли занимаешься музыкой, то ли нет?
— Раньше они говорили, что музыка — это хобби. Занимайся чем-то основным. Потому что я вел раздолбайский образ жизни. Родители на работе с 6 утра до 6 вечера, а я просто бездельничаю.


— Они преподаватели, верно?
— Да. И когда я начал зарабатывать, родители это увидели. И поняли. А я понял, что могу помочь им, чем угодно. И самому себе могу помочь. И они понимают эту самостоятельность и, я вижу, кайфуют от этого. И я кайфую! Потому что это должно было немножко раньше произойти. То есть я их помучил немного.


— Трек «Околофутбола». Чтобы написать такую песню, нужно было с кем-то «гонять» (состоять в околофутбольном движении).
— Не гонял вообще!


— А откуда лексика?
— Лексика… Мы как раз сейчас с товарищем вспоминали фильм «Хулиганы Зеленой улицы». Я его посмотрел, когда жил в Будапеште. А летом приехал в лагерь в Москву — и там уже было много ребят с шарфами, не с шарфами. И пришла мода обсуждать драки, стильные шмотки. Модное насилие стало достаточно важной темой среди пацанов. Не знаю, как объяснить, не гопов, а нормальных пацанов.
Я всегда за «Спартак» болел. У меня вся семья за «Спартак». Но я даже никогда не смотрел матч от начала до конца. Идти драться за цвета? Я музыкой занимался. Я достаточно добрый, спокойный человек.
На съемках фильма «Околофутбола» я изначально-то просто оказался в массовке. Были очень крутые съемки в поле, 12 часов мы изображали драку с фанатами «Зенита» с участием 100 человек. Вдохновившись, я на следующий день накатал этот трек — и его поставили на титры. С тех пор про меня говорят, что я околофутбольщик [хотя это не так]. Просто у меня очень много друзей из этой культуры. Это очень хорошие ребята, верные, очень дружные.
Несколько раз в году в эфире «Вечернего Урганта» появляются пародии на какой-нибудь очередной наиглавнейший хит года. Под занавес 2017-го нам показали видео «Розово-малиновое вино», в котором помимо Федука снимались Иван Ургант, Александр Гудков, Игорь Николаев и Юрий Дудь.


— Все знают три песни Федука — «Розовое вино», «Моряк» и «Хлопья летят наверх». Расскажи, какие еще песни обязательно нужно послушать?
— «Я хочу летать» — обязательно! Это прямо мой внутренний мир. Как будто не я исполнял, а душа моя. «Будапешт» — он записан очень давно. Это история про моего друга, которого уже нет 10 лет. «Луна-парк» тоже хорошая композиция. Там у меня получилось изобразить параллельную реальность, вымышленный мир.


— А кто вообще твои любимые музыканты?
— Я недавно понял, что мне безумно нравится Марвин Гей. И что я слышал его песни миллион раз, но не знал, что это он. Мне Дашка Малыгина недавно открыла глаза: ты что, говорит, совсем, что ли, тю-тю?
А так никогда не было никаких кумиров! Не мог я выбрать какого-то лучшего, кто прямо супер-пупер. Мне нравится Дрейк. Бизнесмен, музыкант, продюсер — универсальный боец. И всегда на волне.


— Назови пять самых неожиданных знакомств, которые у тебя произошли в последнее время благодаря музыке.
 — С Ваней Ургантом относительно недавно. И впечатлила опять же простота. Я прекрасно понимаю, что он суперзанятой чувак. И у него столько съемок и проектов, что он, наверное, ночует в «Останкино». И одновременно он очень уравновешенный, с чувством самоиронии и с дичайшей харизмой.
Так, кто еще? Лена Темникова. Она меня поддержала важными словами по поводу будущего творчества. Чтобы, грубо говоря, момент не … [упустить]. Я немного офигел от такого суппорта. Потому что кто я такой? Один тречок какой-то сделал, его много народа услышало, но и палка стреляет раз в год.
А! Вот еще какое классное знакомство я вспомнил! Позвонил Агутин, предложил один проект. И он мне сказал одну прикольную фразу. Дело в том, что с каждым треком, с каждым лайвом люди понимают, что я вживую, в общем, неплох. И Агутин сказал мне: «Я думал, что твой голос — это эффект. А потом посмотрел лайвы — да нет, такой же». И мне это очень, очень понравилось. Потому что когда я смотрел «Голос», то представлял, что если я пошел бы на «Голос», то к Агутину. Потому что он мне ближе по вайбу.


— А к Басте пошел бы?
— К Басте я бы пошел на студию — просто пообщаться. Потому что мне кажется, он меня недолюбливает. Не знаю, почему. Я бы хотел познакомиться. Мне интересно не то что поработать, а какой-то творческий процесс произвести. Потому что я уверен, что у наших напевов точки соприкосновения нашлись бы.


— Чья была идея пригласить тебя в пародию на «Вечернем Урганте»?
— А я не знаю. Может, и Вани. Мне Гудок написал в директ. Мы с ним были знакомы заочно: он занимается барбершопом Boycut вместе с моими товарищами. Гудок написал мне: есть вот такая идея. Я вначале не очень серьезно отнесся. Но все это рулится в течение нескольких недель. Приезжаем в «Останкино», записываем куски, с Николаевым знакомлюсь, едем на съемки. Было ощущение, словно я во сне и можешь делать что угодно, любую фигню городить. То есть ты на площадке с очень популярными людьми, но они суперпростые. Для меня это непривычная движуха. Но я стараюсь на земле остаться, не улететь. И все воспринимать адекватно.

— Как поняли, что нужен клип на «Моряка»?
— Его аудиоверсия набирала какие-то безумные миллионы просмотров в ютьюбе. Оказалось, что его стали играть в клубах — бесконечное количество людей отмечало меня на видео, что они его слушают.


— А отсылки к клипу Дрейка откуда взялись? Это такие референсы были?
— Референсов вообще не было! Мы хотели снять студийную растанцовку. Просто подвигаться, поугорать. И только потом, когда увидел картину в целом, я ощутил какую-то связь с «Hotline Bling». Но я не дурак, чтобы намеренно это копировать. То есть я двигался, как я люблю двигаться, как я это чувствую.
Еще резонанс вызвало то, что в клипе нет ни моряка, ни трубки. Ни подводной лодки. Мне в директ писали огромные оды о том, что их связывает с этой песней. Насколько она изменила их жизнь, каким они себе представляли клип на нее и как они разочаровались, когда увидели это!


— Как тебя на «Версус» заманили?
— Мне написали организаторы. Не Ресторатор, а второй парень. Они, кстати, красавчики — сталкивают лбами людей, у которых были какие-то конфликты. Но ко мне было не придраться, потому что я вообще ни с кем не конфликтовал. У меня вообще ничего не происходило — 4–5 концертов за полгода в разных странных городах. И мне написали: твоим оппонентом будет вот такой чувак. Вот ссылка, изучай, грубо говоря.


— Деньги тогда платили?
— Дорогу оплатили. Мы ехали на день рождения в Ленинградскую область, и в эти же выходные назначили дату баттла. И мы просто сказали: «Чуваки, оплатите бензик нам».


— Я сейчас вспомнил, что ты на баттле привет «Мюзик-холлу» передавал (известная группировка петербургских околофутбольных хулиганов. — Прим. ред.). А говоришь, что не «гонял».
— Нет, не гонял, но да, у меня есть товарищи оттуда.


— Ты потом пересматривал баттл?
— Я часто встречался с кем-то и слышал: «Сейчас твой баттл пересматривал, так ржал!» А я нет, не пересматриваю. Это немного не я. Какой-то зажатый, странный чувак — не я!


— Я, признаюсь, еще долго не мог перебороть стереотип, что Федук — это тот человек с баттла.
— Да я понимаю прекрасно. Но у меня и не было задачи поменять стиль. Естественным путем произошла такая типа прогрессия. Начал петь — и полетел куда-то. Стал меньше стесняться перед самим собой. Короче, просто естественным стал. Мои друзья меня именно таким и знают, просто вне их круга я иногда зажимался чересчур. А сейчас что хочу, то и ворочу.

— А во время «Версуса» вы с Ильичом из Little Big уже были знакомы?
— Нет. Когда я с ним познакомился, мне сказали: «Он твой батл судил». Я такой: «Что-о? Этот чувак — мой баттл судил?» Оказалось, он просто стрижку поменял.


— Почему после скандала с «Розовым вином» Ильич выступил с такой речью в твою защиту? Мне показалось, что его видео с 2 млн просмотров сильно качнуло весы в твою сторону в конфликте с Элджеем.
— У него, как он сам и сказал, бомбануло. Мы с ним обсуждали чуть-чуть этот момент. Что я из него понял: что Ильич как музыкальный деятель, знающий свои права и ответственно относящийся к делу, на котором он зарабатывает, достаточно сильно занегодовал. Почему такой беспредел происходит в культуре? В нынешнем шоу-бизнесе нашем, российском. Это сейчас не так распространено, но бывают случаи, когда кто-то кого-то кидает. И вот он выступил против, чтобы люди обратили внимание.


— Советы молодым артистам, чтобы их не обманули.
— Отправляйте договор юристам, которые умеют читать договоры. И ничего не подписывайте, если вас просят срочно что-то подписать. А то может получиться так, что твой трек, твоя музыка, твои слова станут не твоими. И ты ничего не сможешь доказать. Бывают и такие моменты.


— Ты это из своего опыта говоришь?
— И из своего тоже.


— Кто, кроме Агутина, думал, что твой голос — это эффект?
— Да постоянно мне говорят: «Думали, что это эффект». Есть люди, которые очень круто управляют голосом, но я не такой профи. Прямо я не профи. Поэтому мне очень нравится дать немного холльчика или ревера на микрофон и поиграть голосом. Словно я пою в огромной ванной. Когда батя строил дачу, была одна огромная комната, которая ничем не была заставлена, — я там запирался с гитарой и навывал новые хиты. Вообще люблю посочинять в акустике, а потом уже все это на битло переносить.

— А вокалом ты занимался?
— В прошлом году несколько месяцев. Это мне дало классную школу распевочки, чтобы вывозить много концертов подряд. И в музыкальной школе занимался, до того как сломался голос. А когда голос ломается, нужно учиться заново.


— В рэпе нужна конкретная история. В песнях — скорее настроение, атмосфера. Как ты это сочетаешь?
— А что-то одно делать надоедает. Не прет лирические композиции писать, зато прет какой-нибудь хастл, хулиганочку уличную. И ты правильно сказал — важны мелодия и мотив, а не суперсмысловая составляющая. Достаточно приятных междометий и распространенных оборотов, адаптированных под современные реалии, — и получится прикольная композиция.
Иногда люди сами домысливают содержание. Как-то приходят перед концертом сотрудники полиции: «Мы сейчас с Федором будем проводить беседу. Поступила жалоба, что в песне «Моряк» пропаганда наркотиков. Фраза «под МДМА». А там нет такой фразы. Там слово «незабываемо» под таким ускорением.
Я порой забиваю на смысл. Просто так вот потекла мысль. «Хлопья летят наверх» — что это такое вообще? А мне просто нравится эта фраза.


— Ну я для себя мгновенно нашел образ. Сняли, как снег падает большими хлопьями, а потом прокрутили назад.
— А у меня это родилось не как панч, а как ритмически-звуковое комбо. Смесь напевов и мелодий с достаточно простыми словами — это небольшой ключик к душе, к сознанию. Мне не первый человек, которому я прикалываю новые демки, говорит: «Хочется напевать!» Но они не напевают слова, они напевают мотив. А мотив — это самое важное.
Серега Жуков сказал, что я неплохой мелодист. А Серега Жуков — мелодист еще тот. Потому что у него за всю карьеру хитов не 5 и не 10, а за 20, может быть. От мелодиста респект — очень круто.


— Как объяснить простому человеку, чем тяжел твой график?
— Он не тяжелее, чем у преподавателя, который должен провести 5–6 уроков в день, постоянно говорить, детей контролировать и так далее. У меня как это происходит? Мы летим в какой-то город. Приезжаем, саундчек, тратим нервы — надо, чтобы было круто. Перед концертом я достаточно сильно переживаю, а на концерте отдаюсь по полной программе, не жалея ни связок, ничего. После концерта иногда надо сразу ехать на вокзал или в аэропорт. Это прикольно, это приключение. Но не когда это происходит 4 дня в неделю. Ты просто такая машина: надо ехать! Город, гостиница, райдер-фигайдер, распевка, выступление, плохо спим — это повторяется и повторяется. Постоянный движ-париж, словно месяц тусил на рейве.
Я не отношу себя к числу звезд. Я чувачок, у которого получается. И я стараюсь как можно большему количеству людей это все показать, дать послушать. Идет шеринг моего настроения, моих песен. Нет задачи прийти и навыпендриваться. Задача — чуть-чуть развеселить людей, дать им что они хотят. Или чуть больше. И объездить как можно больше городов и всяких там стран.

 

Интервью взято из сайта - afisha.ru




Для того что бы оставить свой комментарий ввойдите или зарегистрируйтесь.

Коментарии (0)

Ваш комментарий будет первым.

Исполнитель

Feduk

Feduk